Режим работы центра:

c 08:00 до 22:00

без обеда и выходных

Звоните нам:

+7 (499) 394-60-49

психологический центр
Помощь психолога >> Статьи
24 мая, 2012

«Опыты». Так называет свое творчество девушка-подросток, о которой пойдет речь в данной статье. По-сути, весь подростковый период и есть «опыты». К сожалению, на некоторые эксперименты подростки вынуждены идти, чтобы послать сигнал «SOS» миру взрослых. К их числу относятся все виды девиантного поведения, включая аддикции.

В переводе с английского языка аддиктивное поведение (addiction) — означает «пагубная привычка, порочная склонность». Особенностью такого поведения является стремление к уходу от реальности, которая может восприниматься либо как «серая» и «скучная», либо как враждебная и безучастная. [1,3]

Опыт создания социальной рекламы подростками, как профилактика аддиктивного поведения

Одним из видов аддиктивного поведения является наркотическая зависимость. Как правило, этот вид аддикции возникает чаще в подростковом возрасте и обусловлен «встречей» биологически предрасполагающей и возрастной «почвы» [2] и личностных особенностей самого подростка с напряженными условиями микро- и макросреды, в которой он находится. Такой специфический призыв о помощи требует скорее профилактических, психолого-педагогических и воспитательных мер, нежели медицинских . [1,3]

Подростковый возраст – самый уязвимый для возникновения разнообразных нарушений и в то же время самый благоприятный для овладения нормами [Реан А.А., Бордовская Н.В., Розум С.И.]. Изучение опыта применения мер психосоциальной профилактики в подростковой среде является своеобразной оценкой их эффективности. Цель данной статьи – продемонстрировать, как субъективное погружение подростка в проблемы аддиктов в процессе профилактических мероприятий становится приобретенным внутренним опытом переживания зависимости на символическом уровне.

Различают три уровня профилактики злоупотребления психоактивными веществами (ПАВ). Первичный - предупреждение приобщения к употреблению наркотиков, вторичный - затрагивает лиц, эпизодически употребляющих ПАВ и третичный - реабилитация больного наркоманией.

Психосоциальная модель профилактики базируется на первом уровне и включает в себя меры, направленные на формирование способности выносить некоторую долю фрустрации и нести личную ответственность за свое поведение, а так же информирование о причинах, формах и последствиях злоупотребления наркотическими средствами. Именно в рамках данной модели общественные организации осуществляют ряд мероприятий, для участия в которых приглашают подростков московских школ. И именно в таком мероприятии принимала участие Ира, девушка-подросток 16-ти лет.

Будучи первым и поздним ребенком своих родителей, она всегда занимала статус «особенного» ребенка. Родители с самого рождения предъявляли к ней завышенные требования, которым девочка априори не могла соответствовать. Ожидания взрослых, с одной стороны, вселили в Иру уверенность в том, что она «не такая, как все», с другой стороны - стали основной причиной трудностей в установлении ею контактов со сверстниками. Лелея свою непохожесть на окружающих, Ира при этом стремилась завести друзей, стать «своей» среди сверстников.

Откликнувшись на предложение участвовать в конкурсе, что с легкостью делают большинство московских школьников, она будто на мгновение лишилась своей «исключительности» и, словно испугавшись этого, погрузилась в работу «по-особенному». Процесс работы Иры над комиксами (социальной рекламой по профилактике наркомании среди молодежи) разворачивался в несколько этапов.

На первом этапе, назовем его «Притяжение», девушка демонстрировала неоднозначное отношение к вопросам аддикции. С одной стороны, она всячески доказывала, что проблема наркомании сама по себе не стоит того, чтобы ею заниматься. Она сетовала на то, что не знакома с такими людьми, что тема эта ее не интересует, а так как нет живого интереса, то не может быть и креативных идей и т.д. С другой стороны, Ира приходила и говорила об этом, вместо того, чтобы просто отказаться от участия в конкурсе, стать «как все». Вскоре девушка объявила о своей готовности попробовать создать комиксы на заданную тему при условии, что ей подробно расскажут, как это должно выглядеть. Она задавала прямые вопросы, ждала готового решения, как будто желая просто попробовать, не вникая, мельком взглянуть, «чтобы не заразиться» или «не втянуться».

Следующим был этап «Подглядывание». Амбивалентность чувств и намерений на этом этапе стала еще острее. Ира заходила на «наркоманские» форумы, подробно изучала причины появления наркотической зависимости, мировую и отечественную статистику, особенности личности аддиктов, стадии формирования зависимости и … негодовала. Ее возмущали цифры статистики смертности среди подростков-аддиктов, неумолимость следования друг за другом стадий формирования зависимости. Однако, наибольший интерес, притягательность вызывала у Иры именно стадия формирования физической зависимости, как, вероятно, она затягивает тех, кто не смог отказаться от наркотиков. Подростковая вера в неуязвимость боролась в ней с осознанием жестокой действительности: она буквально разрывалась между желанием создать правдивую историю и удовлетворить условиям конкурса о позитивной направленности работы.

На этапе «Осторожность» появилось чувство стыда. Ира начала рисовать отдельные сюжетные картинки простым карандашом, не показывая их никому, словно прячась. Она стыдливо, как будто сама замешана в чем-то криминальном, выбирала краски для рисунка, сомневаясь, делать ли его заметнее и ярче. В этом, возможно, проявлялась еще и тревога за то, что став заметной, эта история привлечет кого-то слабого (или ее саму?), не способного противостоять зависимости.

Сюжет комикса был показан, как съемка: герой рассказывал о себе в объектив кинокамеры. Девушка старательно отражала все то, что поняла про сложный внутренний и внешний мир зависимого подростка: состояние депрессии, феномен «коллективной зависимости», бессилие родителей. Реальная картина была искажена тогда, когда она коснулась неизбежной эмоциональной тупости, холодной жестокости и пассивной подчиняемости наркотическому окружению. Не выдержав такого количества сложных чувств, Ира вводит в сюжет «добрую фею» - девушку, которая спасает главного героя. В этом пассаже отражается полное бессилие подростка-аддикта, который, не имея внутри себя достаточной силы Эго, ждет ее прихода извне в лице «доброй феи».

Следующие два этапа отличались, наоборот, своей открытостью. «Вызов» заключался в том, с какой решительностью Ира отстаивала каждую деталь в своей работе, которую она, наконец, показала окружающим. Она словно открыла тайну «зависимости», и каждое проявление слабости грозило «откатом» назад, отказом от борьбы за свою НЕзависимость. На предложение заменить некоторые подробности, противоречащие условиям конкурса, она отвечала решительным отказом. Как будто без этих самых подробностей этот опыт становится для нее нереальным, чужим.

На смену вызову пришло «Разочарование». Несмотря на то, что работа заняла призовые места на окружном и городском уровнях, Ире этого казалось мало - она вернулась разочарованной с процедуры награждения победителей. Восхищения «домашнего» окружения в лице округа, школы, семьи не хватало, чтобы компенсировать энергию, потраченную в борьбе с постоянной тревогой и сложными амбивалентными чувствами. Черно-белое контрастное изображение рисунков комикса удивительным образом напоминает об этих чувствах. Но название работы - «Исповедь», тщательность в прорисовке мельчайших деталей, изображение главного героя всегда анфас говорят еще об одном чувстве, которое заглушило собой все возможные дифирамбы, - чувстве стыда. Можно предположить, что через сюжет комикса, как через киносъемку, Ира рассказывала о своем внутреннем мире. И тогда она не только прожила эту историю вместе со своим героем, но и откровенно расшифровала перед зрителем свою «исключительность», стала слишком открытой и уязвимой.

Подростковый возраст сам по себе отличается уязвимостью для возникновения зависимого поведения, но, в то же время, является благоприятным периодом для овладения нормами. На данном примере мы показали, как субъективное погружение подростка в проблемы аддиктов в процессе профилактических мероприятий становится приобретенным внутренним опытом переживания зависимости на символическом уровне. В описанном случае девушка, благодаря достаточным внутренним ресурсам и вспомогательному Эго извне в лице руководителя проекта, сумела отделить фантазию от реальности. Открытым остается вопрос: насколько безопасно подобное погружение для подростка, не имеющего подобных ресурсов? Возможно, отказываясь от участия в таких мероприятиях, стараясь обойти их стороной, школьники оберегают себя от чрезмерной заинтересованности процессом зависимости.

Для цитаты: Мизинова А. В. Опыт создания социальной рекламы подростками, как профилактика аддиктивного поведения// Материалы Всероссийской научно-практической конференции "ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ: ОБРАЗ ЖИЗНИ, СПОРТ, ПРОФИЛАКТИКА". Москва, 26-29 сентября 2011г.

К другим публикациям
Наверх