Режим работы центра:

c 08:00 до 22:00

без обеда и выходных

Звоните нам:

+7 (499) 394-60-49

психологический центр
Помощь психолога >> Избавление от тревоги

Избавление от тревоги

Избавиться от тревоги хотел бы, наверное, любой человек, столкнувшийся с этим феноменом. Действительно, жизнь без тревоги похожа на езду без тормозов: можно без промедления добраться до назначенной цели и быть первым, однако, такое передвижение рискует быть авантюрным и смертельно опасным.

Ведь тревога носит не только негативный характер, который ей традиционно приписывают, но и характер полезный, а именно – выполняет сигнальную функцию.

Наш мозг обрабатывает огромное количество внешней (исходящей из окружающего мира) и внутренней (исходящей из внутреннего состояния, включающей бессознательные чувства и эмоции) информации каждый момент времени. Таким образом мы выделяем потенциальные опасности, а возникающее ощущение тревоги заставляет нас искать те или иные пути решения проблемы, связанной с этими опасностями: от примитивных «бей или беги» до более развитых путей совладания с тревогой.

В таком варианте – мы имеем дело с понятным механизмом, который в совсем примитивном (рефлекторном) виде представлен у амебы, которая распознавая яркий свет, возможность механического повреждения и недопустимую концентрацию растворённых в воде веществ, устраняется от этих факторов, а в особо неблагоприятных условиях – образуют защитную оболочку и прекращает контакт с внешним миром.

Тревога, основанная на здоровом тестировании реальности и выработке адекватных защитных действий, не нуждается в коррекции, от нее не хочется избавиться, скорее, она служит хорошим подспорьем для достижения жизненных задач. О таком виде тревоги говорят, как о хорошо развитом психологическом механизме, часто называя интуицией, а люди, обладающие подобной способностью, могут быть хорошими руководителями и бизнесменами, которые даже в «горячие времена» умудряются выживать и быть «на плаву».

Наше определение «здоровой» тревоги, быть может, обладает налетом некоторой ненаучности, однако, нам кажется оно приемлемым для цели нашей статьи: описать тревогу, которую необходимо лечить, от которой показано избавиться, и наметить пути совладания с ней.

Важно отметить, что тревога, условно названная нами «нормальной», проходит в тот момент, когда ситуация разрешается. Иная же тревога носит хронический характер, может являться устойчивым образованием личности, вести к тревожному расстройству, а значит – к поиску возможности избавиться от нее. В последующем мы еще вернемся к этой важной закономерности.

Итак, тревогу, основанную на здоровом тестировании реальности и выработке плана адекватных защитных мероприятий, условно можно считать нормальной. Однако, сбои в тестировании реальности или способности здраво действовать в сложившихся обстоятельствах могут привести человека в тревожное состояние с целым «букетом» симптомов, которые уже требуют коррекционных мероприятий и выработки адекватных способов для того, чтобы избавиться от навязчивого состояния.

Опишем основные симптомы тревожного фона:

  1. Постоянное внутреннее напряжение, ожидание опасности, неприятностей и так далее (даже при их очевидном отсутствии);
  2. Раздражительность, озлобленность в близких отношениях;
  3. Навязчивые мысли о возможных угрозах и их последствиях (в крайнем варианте – постоянный и навязчивый страх болезни, смерти или опасение сойти с ума);
  4. Невозможность сосредоточиться на конструктивной деятельности;
  5. Навязчивые действия (чрезмерное увлечение уборкой, спортом, работой, путешествиями, склонность к зависимостям), позволяющие избежать неприятных раздумий;
  6. Стремление избежать ситуаций, которые потенциально могут вызывать тревогу (в крайнем варианте – полная изоляция);
  7. Физиологические симптомы тревоги, вплоть да панических приступов (учащенное сердцебиение, ощущение «кома» в горле, потливость, тремор и дрожь, боль и дискомфорт в груди, сложности с дыханием, нарушение сна, аппетита и т.д.).

Таким образом, очевидно, что лишь в некоторых случаях (1-5) можно предположительно думать о психотерапевтическом лечении, которое помогает в таких случаях побороть тревожность. В особо тяжелых вариантах (6,7) с осторожностью рекомендуют сочетанный подход, где наряду с «лечением словом» применяют медикаментозное воздействие. Такой подход может реально помочь человеку избавиться от перечисленных симптомов и чувствовать себя много лучше, преодолев тревожность.

Каковы же механизмы возникновения такой тревоги?

Для начала необходимо выбрать парадигму для рассмотрения нашей «тревожной» проблемы. На наш взгляд, когда речь идет о тревоге, имеющей внутренние причины, особо информативной может быть психоаналитическая теория тревоги.

До сих пор мы описывали условно нормальную тревогу. Именно ее З.Фрейд называл «реалистической тревогой», придавая ей значение страха и указывая источником такого состояния внешний мир и его опасности. Как раз признаком этого вида тревоги мы называли особенность исчезать при устранении ее причины, что не противоречит и теории Фрейда.

Вернемся тогда к тревожности, как феномену, доставляющему человеку страдания и имеющему в своей основе те или иные нарушения психологического равновесия человека, то есть, к той тревожности, от которой хотелось бы избавиться.

Для того, чтобы понять откуда возникает такого рода тревожность, обратимся к строению психического аппарата, как описывает его психоаналитическая теория.

Основными структурными частями психики Фрейд называет Эго, Ид (ОНО), Супер-Эго. Эго – сознательная часть психики, обеспечивающая сознание себя и отвечающая за связь с окружающим миром. Ид – бессознательная часть психики, содержащая в основном агрессивные и сексуальные импульсы. Супер-Эго – совокупность моральных запретов и идеалов человека, формирующаяся в процессе воспитания.

Невротической тревогой Фрейд называет тревогу, возникающую при опасениях, что содержимое Ид, наполненное агрессивными и сексуальными импульсами, станет доступно осознанию, выльется в неконтролируемое поведение, осуждаемое социумом. Люди, подверженные такой тревоге и желающие избавиться от нее, часто склонны подавлять свои агрессивные и сексуальные позывы даже тогда, когда они носят приемлемую форму.

В таком случае мы можем видеть исключительно вежливого и сдержанного человека, который даже в ситуации явного пренебрежения его интересами, использования его другими людьми в корыстных целях, «сохраняет лицо», вместо того, чтобы дать адекватный - в меру агрессивный – отпор, и избавиться от такого рода эксплуатации. Возвращаясь к нашему определению тревоги, такой индивид часто здраво оценивает реальность, однако, выбирает неадекватные способы совладания с ситуацией.

В этом случае человек, вынужденный подавлять нормальные, здоровые реакции, оказывается в крайне опасном состоянии – все его силы уходят на описанное нами подавление, на жизненные задачи энергии уже не хватает. Выходит пресловутый «замкнутый круг»: тревога, порожденная опасениями, что содержимое Ид станет очевидным, приводит к постоянному подавлению агрессивных и либидинозных (любовных) импульсов. Такое подавление, в свою очередь, отнимает большое количество жизненной энергии, оставляя часто способного человека «ни у дел», что вызывает повторный круг тревоги из-за бесцельно проживаемой жизни и нереализованного (часто достаточно высокого) потенциала.

Мировой кинематограф предоставляет нам яркий, гротескный пример такого положения вещей. Известный, скандальный Ларс фон Триер в своем фильме «Догвиль» показывает схожее положение вещей: героиня картины, подавляя здоровые агрессивные импульсы и поддаваясь импульсам мазохистическим, оказывается в крайне тяжелом положении (в цепях, на привязи). Разъяренная ужасом своего положения, она устраивает вендетту целому городу, жители которого были столь беспощадны к ней. В этом сюжете – утрированное описание самого большого страха человека с невротической тревогой: страха поддаться агрессивным импульсам, которые в фантазии могут вызвать поистине кровавые, страшные последствия.

Еще одним видом тревоги, от которой человеку показано избавиться, Фрейд называет тревогу моральную. Источником данной тревоги является опасение наказания со стороны Супер-Эго. Следование тем или иным внутренним импульсам может вызывать страх, что окружающие осудят такие яркие проявление и подвергнут «провинившегося» остракизму. В ранние годы жизни такая тревога имеет под собой реальные основания: родители наказывают ребенка за непослушание, хулиганство и так далее.

Во взрослом возрасте такой угрозы нет, но неверно сформированное Супер-Эго часто наказывает жестче родителей, причиняя ужасные страдания в виде чувства вины и/или стыда за совершенный фантазийный «проступок».

В своем крайнем варианте моральная тревога представлена в определенных религиозных идеях: греховность человека преподносится неопровержимым фактом, избавиться от груза греха возможно только послушанием и отречением от реализации здоровых потребностей организма. Описанные религиозными легендами наказания за сомнительную греховность (наказаны все - и грешники, и невиновные) поистине ужасно: вспомним Всемирный потоп или расправу над Содомом и Гоморрой.

Человек, подверженный моральной тревоге, часто кажется сам себе виноватым, даже не совершив ничего постыдного, он виновен априори, и согласно этому живет, считая нужным наказывать себя за вымышленные прегрешения самыми порой изощренными бессознательными способами, пытаясь справиться с тревогой.

Таким образом, мы видим, что болезненные проявления тревожности исходят из фантазийного мира человека, не имея под собой хоть сколько-нибудь реальных оснований. Возникает закономерный вопрос: какие ситуации развития человека приводят к формированию подобного рода фантазий?

Младенец не имеет никаких реальных способностей справляться с нахлынувшими на него вызовами новой жизни. Он каждую минуту своей маленькой судьбы подвержен наплыву недифференцированного, разлитого в новорожденной психике ощущения опасности, которое смягчается на руках матери, у ее груди. Только при наличии ухаживающего взрослого у ребенка формируется особым, индивидуальным образом психический аппарат с описанными нами структурами.

Любые чувства, которые проявляет ребенок, сталкиваются с реакцией на них родителя. Если родитель не в состоянии иметь дело с проявлениями агрессии, любви, ненависти: с любыми, ярко выраженными эмоциональными всплесками, считает их недопустимыми, «плохими», - то ребенок вынужден справляться с наплывом чувств самостоятельно, в меру своих способностей. Именно такое положение вещей может служить началом подавления агрессивных и либидинозных импульсов и вести в дальнейшем к появлению неиссякаемого источника описанной нами выше невротической тревоги.

Случается, что за проявление здоровых эмоций ребенка ругают или наказывают физически, не понимая всей подоплеки появления тех или иных чувств. Последствия моральных или физических унижений ребенка во взрослом состоянии можно видеть как мазохистические тенденции. В кабинете психотерапевта такой человек часто говорит о своей ничтожности, ущербности, приписывая себе всевозможные фантазийные грехи. Супер-Эго ругаемого прежде родителями малыша у взрослого представлено карающим органом, жестоким и безжалостным. Недаром говорят про «угрызения» совести, жестокое Супер-Эго действительно грызет человека, не оставляя живого места в его психике и внутреннем мире.

Процесс терапии с нашими психологами, резюме которых представлены на сайте, при избавлении от тревоги длится не один день, занимает достаточно большой отрезок времени и строится следующим образом: сначала в процессе свободных ассоциаций психолог и клиент вместе понимают истоки тревожности. Это сложный и длинный этап психотерапии, который часто наталкивается на многие сложности.

Однако, после этого этапа, когда истоки тревоги понятны и очевидны не только терапевту, но и пациенту, начинается следующий раздел работы: проработка, направленная на прояснение происходящего с человеком и в прошлом, и в настоящем. Таким образом, постепенно пациент обращается к описанной нами «нормальной» тревоге: трезвому тестированию реальности и выработке здоровых стратегий совладания с тревогой и жизненными обстоятельствами. Строго говоря, в процессе психотерапевтической помощи человек начинает глубоко и рефлексивно мыслить, достаточно просто отделяя фантазийные опасения и беспокойства, строящиеся на детских травмах, от жизненных реалий.

Тревожный человек, раздираемый противоречивыми чувствами, исходящими из разных источников, напоминает морскую звезду, разрывающую саму себя на части. Нейроны животного находятся в разных нервных узлах, а потому в какой-то момент времени у каждой «ноги» может появиться свое «мнение» о том, в какую сторону двигаться. В процессе избавления от тревоги жизненное движение пациента начинает быть согласованным и очень понятным, а мозговой центр обретает свое место и начинает исправно работать.

Наверх