Режим работы центра:

c 08:00 до 22:00

без обеда и выходных

Звоните нам:

+7 (499) 394-60-49

психологический центр
Помощь психолога >> Возрастные кризисы

Помощь при возрастных кризисах

Психотерапия при возрастных кризисах – тема, казалось бы, не новая, даже довольно избитая, в околонаучной сфере и в профессиональных психологических кругах. И это понятно: по сути, столкновение с возрастными кризисными периодами характерны для жизни любого человека, а более наглядно и очевидно их можно увидеть в работе с психотерапевтом. Именно поэтому в данной статье мы попробуем разобраться в том, какие возрастные кризисы выделяет академическая психология, и определим особенности психологической помощи в каждом из них.

Нам особо применимой для описания кризисных моментов кажется модель «восьми возрастов человека» Э.Эриксона. Она, в отличие, например, от, несомненно, более глубокой теории З.Фрейда (в которой, однако, сделан упор на психосексуальные этапы развития детского и подросткового возраста), включает в себя и социальный контекст жизни взрослого человека.

Мы сознательно исключим из нашей работы особенности психотерапевтической помощи при детских и подростковых возрастных кризисах, оставив этот «хлеб» нашим коллегам – детским психотерапевтам, и рассмотрим те сложные этапы жизни, которые могут привести уже взрослого человека на прием к психологу.

Периодизация Э.Эриксона, о которой мы упомянули, включает в себя восемь этапов, лишь три из которых (последние) относятся к взрослой жизни. Рассмотрим их подробнее.

Первым этапом в этом смысле можно назвать прохождение возрастного кризиса, свойственного молодым людям. Он основан на необходимости выбора любовного партнера и установлении с ним близких отношений. Подросток, обретя в той или иной степени свободу от родительской пары, со временем, переходя в статус взрослого человека, сам начинает задумываться о создании семьи или партнерских отношений.

Основной конфликт этого возрастного периода развития в том, что близкие отношения всегда пугают человека, так как они тем или иным образом связаны с риском – не найти взаимности, понимания, быть отвергнутым или попасть в положение, где возможна эксплуатация и/или зависимость. Молодой человек, еще так недавно бывший в зависимом положении в родительской семье и пользующийся ее неограниченной помощью в детском возрасте, может испытывать колоссальные тревоги в ситуации, где он снова рискует оказаться не автономным. Порой этих кризисных страхов становится так много, что создание любящей пары не происходит, и мы видим перед собой одинокого человека, находящегося в изоляции в той или степени.

Когда становится понятным, что отношения не складываются долгое время, молодой взрослый нередко просит помощи у окружающих или оказывается на консультации у психолога с вопросом: «Что со мной не так?» Надо отметить, что этот кризис, бывает, тяжелее переживается женщинами, которые чаще обращаются за помощью специалиста. Так сложилось – биологически и социально, - что именно женщина сильнее озабочена созданием семьи, обзаведением потомства. Социум предъявляет к ней в этом вопросе повышенные требования. Действительно, часто напряжения добавляет близкое окружение, не оказывая, однако, помощи: подруги уже обзавелись семьями и детьми, родители поторапливают и хотят внуков.

Практика показывает, что психотерапия такого возрастного этапа часто хорошо помогает, так как молодая психика еще достаточна гибка и подвержена изменениям. Помощью психолога в этом случае является обсуждение и проработка основных конфликтов этого возраста, сконцентрированных вокруг понятий «близость-изоляция», все страхи и тревоги становятся очевидными, понятными и обсужденными со всех сторон. В результате психотерапевтической помощи страх возможности близких отношений ослабевает, появляется возможность легкого общения, спонтанности в нем и, как следствие, - создание любящей пары.

Однако, стоит отметить и парадоксальную вещь в помощи молодым взрослым: психотерапия в случае рассматриваемого возрастного этапа, как мы уже отметили, помогает, но также может восприниматься как рискованные близкие отношения, а, значит, - спонтанно и преждевременно прерываться.

Итак, семья создана, страх близости тем или иным образом преодолен, в паре появляются совместные дети и/или проекты. Следующий отрезок жизни часто проходит более или менее спокойно, его сопровождают обычные тревоги о взрослении детей, забота о материальном благополучии семьи и т.д.

Следующего возрастного момента, который часто называют кризисом среднего возраста, человек достигает в возрасте примерно сорока лет. Надо сказать, что часто это – один из самых мучительных периодов жизни для взрослых мужчин.

Эриксон считает, что прогрессивным выходом из данного кризиса является развитие так называемой генеративности – интереса к последующим поколениям, к их развитию, а в широком смысле слова – к созидательности вообще. Если для женщин забота о малышах часто остается на первом месте на протяжении всей жизни, и они продолжают взаимодействовать с детьми, посвящать свое время внукам или близким и в сорокалетнем возрасте, то для мужчин характерно по-другому переживать этот кризис.

Мужчины в этом возрасте часто склонны обесценивать свои достижения, испытывая глубокое разочарование и в себе, и в том, какую жизнь они смогли организовать своей семье. Забота о выросших детях может не вызывать бурного энтузиазма, так как взрослый ребенок и вся семья в целом служат напоминанием о собственной, уже уходящей юности. Удивительным образом, мужчина может в таком случае бессознательно стремиться к разрушению семьи, которую ценил и защищал еще не так давно.

Такое положение вещей, несомненно, усугубляет прохождение очередного кризиса, так как поддержки и помощи, которую может давать семья, мужчина оказывается лишен.

Краеугольным камнем, причиной происходящего, на наш взгляд, является страх снижения сексуального влечения и, в конечном итоге, - страх смерти. Если следовать теории Фрейда, которая всегда приходит на помощь, когда речь идет о сексуальности, то одним из самых сильных страхов мужского пола можно назвать страх за свою мужественность, потенцию. Закономерные физиологические изменения так сильно пугают некоторых мужчин, что они стремятся отрицать саму реальность целиком, бессознательно испытывая желание вычеркнуть из своей жизни все, что может напоминать об уходящем времени и скоротечности жизни: взрослых детей, зрелую жену, - и окружая себя молодыми друзьями, азартными увлечениями и так далее. «Масла в огонь» добавляет наступающая бездеятельность, немощность, старость и уход из жизни родителей.

Бессознательная позиция мужчины, о которой мы рассказали, может привести к его неадекватному поведению, и, как следствие, - к распаду семьи, что не приводит, однако, к ожидаемому магическому возвращению молодости и сексуальной силы. Вот здесь часто и наступает фаза осознания реальности: неотвратимости старения, смерти. Только теперь, столкнувшись со всем ужасом происходящего, обуреваемый архаическими формами страха, человек может начать искать помощь специалиста.

Психолог здесь в большей мере помогает в осознании перечисленных нами страхов и в их тщательной проработке. Психотерапия в таком случае не может быть процессом коротким и безболезненным, так как слишком сильные тревоги задействованы в этом конфликте – страх потери мужественности и страх смерти.

Если этот жизненный кризис пережить удалось, то мы видим перед собой человека, увлеченного созиданием в той или иной форме, а не находящимся в состоянии стагнации (под стагнацией Эриксон подразумевает крайнюю озабоченность собой: здоровьем, психологическим и материальным комфортом и т.д.). Надо сказать, что пара, которая сумела преодолеть этот кризис, поистине становится плодотворной, проживая и «второй медовый месяц», и «вторую молодость».

Последним возрастным кризисом принято считать тот момент, когда человек сталкивается со старением. Этот кризис одинаково тяжело может проявляться и у мужчин, и у женщин. Неотвратимость смерти – то, что очень тяжело, а иногда – невозможно - принять любому человеку. Для того, чтобы смириться с собственным несовершенством и конечностью своей уникальной жизни, нужна сильная «анестезия». Здоровым вариантом такого средства является осознание целостной, плодотворно прожитой год за годом жизни с возможным максимумом бонусов от нее.

Понятно, что этот последний кризисный период в большой мере зависит от того, какие ранние этапы развития имел человек, как он прошел всю «школу» жизни – какие возможности были упущены, желания реализованы, цели и идеалы достигнуты. На этом этапе человек или переживает мудрое понимание своей связанной истории – со всеми нюансами побед и поражений, или – отчаянно, смертельно тревожится из-за осознания не целиком прожитой жизни, которую невозможно начать сначала, и предстоящей смерти.

Надо отметить, что, пожалуй, прохождение этого возрастного кризиса реже иных толкает человека на поиски помощи специалиста. Пожилые люди не часто склонны менять свои взгляды на жизнь, и, если прежде они не обращались к психологии в том или ином ее виде, то и этот возрастной кризис вряд ли станет исключением. Бывает, что врач общей практики направляет своих пожилых пациентов к психологу за помощью, замечая появление сильной тревоги, неврологические сложности или другие различные симптомы.

Помощь опытного специалиста в случае данного возрастного кризиса может складываться по-разному, в зависимости от жизненных условий и психологического состояния обратившегося за психотерапией клиента.

Во-первых, любой человек, сталкиваясь с неотвратимой близостью смерти, может так сильно тревожиться, что начинает ретроспективно искажать реальное течение своей прошлой жизни – умаляет свои достоинства, гиперболизирует прошлые неудачи, испытывает преувеличенное чувство вины, уходя в изоляцию от любого общения. Психотерапевт в таком случае, оставаясь в связи с принципом реальности, помогает своему пациенту использовать объективный и критический взгляд на ход вещей и видеть свою жизненную сферу в реальном свете: осознанно и глубоко.

Во-вторых, немаловажным фактором остается и то, что возникающая тревога, разделенная с другим в беседе «лицом к лицу», в большой степени должна снижаться. Психотерапевт в этом случае служит определенным контейнером для непереносимых чувств пациента, помещая их «в себя» и возвращая последнему в смягченном виде.

Нам представляется важным отметить, что до сих пор мы рассматривали в содержании данной статьи тот или иной возрастной кризис взрослых людей как мучительный, сложный и проблемный уровень жизни. Однако, это дает описание лишь одной, общей, стороны вопроса. В тени осталась другая, очень важная особенность рассматриваемых нами разных возрастных этапов. Любой возрастной кризис – это всегда столкновение, внутренний конфликт личности между тем, что человек имеет к данному моменту и тем, что вдруг начинает ему предоставлять изменяющаяся с течением времени окружающая реальность. Этот конфликт толкает человека (прежде, может, и не склонного к рефлексии) к необходимым размышлениям: о реальном положении вещей, о своих желаниях, а также - к анализу своих возможностей, способностей, эмоциональных состояний.

Только при прохождении кризисов возможен личностный рост индивидуальности. А некоторые значимые специалисты в области охраны психического здоровья (например, С.Грофф) информируют, что адекватное преодоление возрастных кризисов обладает исцеляющим воздействием на психику человека. И, действительно, тяжелая внутренняя борьба позволяет революционным способом изменять собственную жизнь, ставя целью разрешение важнейших философских задач, которые преследуют все человечество на протяжении веков: любви и одиночества, плодотворности и ущербности, мудрости и отчаяния.

Наверх